Очередной рабочий день в небольшой городской ветеринарной клинике. Ну как обычный: пара инфекционников, дирофиляриозников, и прочих "пару дней блюёт/ срёт/ не жрёт». В приемной не пропихнуться, и лишь фельдшер, с грацией лани, проскальзывает между штабелями лежащих собак, стараясь не наступать на лапы, расставляя возле каждой морды лоток с препаратами. Владельцы тяжко вздыхают над своими любимцами, а я, словно дирижер, тыкая пальцем в воздухе, указываю - кому какой препарат "засандалить". В голове мозговой штурм, мгновенно рассчитывается дозировка препарата и громогласно заявляется:
- Немцу аспаркам, французу цефтриаксон, британцу гептрал!
С коридора раздается смешок:
-Док, у вас тут прям целая интернациональная компания собралась!
Высовываю нос за дверь:
- Это кто у нас такой у нас комедиант нашелся?
За дверью ожидал двухметровый детина лет 25, с бурной растительностью на лице, с коим мне ранее не довелось встречаться. Под ногами у него виднелся пушистый дрожащий хвост, а все остальное тело было спрятано под стулом. Согнувшись еще немного, я обнаружил, что в меня с недоверием уставились два голубых глаза.
- Что с хасём?
- Лапу порезал на поле, - бодро вскочил владелец, вытягивая силком из-под стула мохнатое тело. Тело, однако, уперлось всеми четырьмя лапами в пол и ни в какую не хотело вылезать. На что хозяин хмыкнул, приподнял стул и сгреб в охапку собаку, аки маленького котенка.
Указав пальцем на стол, я принялся натягивать перчатки, пока хозяин всячески пытался удержать на столе эту бурю эмоций. Те, кто знаком с данной породой, прекрасно знают, что псы они добродушные, но до боли ссыкливые. В чем я убеждался, и не раз.
Чтоб осмотреть порезанную лапу, которую хозяин наскоро замотал какой-то тряпкой, пришлось привязать собако-тело за четыре кости к столу, и самому владельцу навалиться на него всем весом, дабы пёс не стартанул вместе со столом в сторону выхода. Порез оказался неглубокий, но кровило прилично.
Возясь с очисткой раны от всякого мусора, краем глаза начинаю замечать, что пёс вроде и успокоился, а вот улыбка с лица владельца сменилась на кривую мину, да и лицо слегка побледнело.
- Если вам плохо, и вы не переносите вид крови, - можете выйти, я позову ассистента, и он мне поможет.
- Нет! - взбодрился владелец, - Он – мужик, и я - мужик, и никакой крови мы не боимся...
Лапу местно обезболили, сосуды прижгли. Накладываю последний стежок, забинтовываю лапу, уже готовлюсь отвязывать собаку и наблюдаю, как с уже спокойной собаки плавно начинает сползать тело владельца. При этом, он ухватился рукой за висевший на моей шее фонендоскоп, не понимая, что тот в данном случае стал самой настоящей петлей. Благо, бессознательно он все-таки ослабил хватку, из-за чего мне удалось вырваться. Посадку смягчила фельдшер, которая в этот момент проходила мимо. Однако, не выдержав веса мужчины, вместе с ним рухнула на пол. Пытаясь приподнять владельца, чтоб освободить барахтающуюся под ним коллегу - разница в весовой категории была где-то килограмм 70, причем не в ее пользу - я всячески старался вспомнить правила оказания первой помощи в таких случаях.
Спустя минут пять "танцев с бубном" нам удалось привести в сознание тело, которое общими усилиями мы усадили на стул, включили вентилятор в лицо и уже собирались вызывать 03, на что тело дало отказ.
Уже на порозовевшем лице просматривалась улыбка, мохнатое голубоглазое псо терлось об ноги, всячески уговаривая «давай пойдем отсюда».
Это был обычный рабочий день. С осипшим голосом, почти шепотом, я давал рекомендации ночной смене. Затем, взвалив фельдшера на спину, я усадил ее в машину, ибо после удара ей не суждено разогнуться и дойти самой домой. И все равно, я люблю свою работу, не смотря ни на что.
Чт 24 Ноябрь 2016 06:58
История уведена с just-story.ru.
NetLan.ru жив уже 15 лет 54 дня 9 часов 47 минут 2 секунды
СМК NetLan (Nettlesome Landloper) — некоммерческий интернет-ресурс.
Весь данный интернет-ресурс и всё созданное или размещённое на нём используется в личных целях.