Все как обычно, ложусь спать, сплю, просыпаюсь, после душа сажусь за стол перед компьютером. Входит Серега и говорит: -Андрюх, у тебя есть дверная ручка? – спрашивает он меня совершенно спокойным тоном. -Нет. – отвечаю я сухо, не отрываясь от монитора своего ноутбука -Держи, Андрюх, ручку. – говорит Сергей и протягивает мне обычную дверную ручку «скобовидной» формы. Судя по ручке, она недавно была вырвана из двери, которой функционально служила очень долгое время. Знаете, такая ручка, которую прикрутили в далеком 96-м году, и в своем первоначальном виде она была блестящая, но так как дверь после этого много раз красили в белый цвет и иногда попадали кисточкой мимо двери на ручку, она стала местами белой. Из-за того что это приспособление частенько использовалось по своему прямому назначению, оно было изрядно испачкано руками желающих открыть ту самую дверь и белая краска приобрела желтоватый оттенок. В остальном это была самая обычная дверная ручка, тысячи которых верно служат в различных учреждениях нашей необъятной, но, почему-то, именно эта напомнила мне дверную ручку от двадцать третьего кабинета в моей школе. -Спасибо, Серег. – я, как ни в чем не бывало, беру эту «скобу», кладу рядом с собой на стол и продолжаю погружаться в работу, Сергей просто выходит из комнаты. Ни у меня, ни у него не возникает чувства что что-то происходит не так, нам обоим кажется эта ситуация вполне обыденной, естественной, ординарной. Доделав некоторые дела в он-лайне, у меня, вдруг, возникает резкая необходимость ехать по делам в офф-лайне. Я собираюсь, выхожу, прогреваю машину битых полчаса, параллельно отчистив с нее весь снег, и благополучно движусь по двору в направлении улицы Юрия Гагарина. В колонках звучит динамичная электронная музыка, и я погружаюсь в свои мысли, иногда вздрагивая от непривычного холода, машина уже прогрелась так, что можно ехать, но еще не достаточно, чтобы ехать с комфортом, температура на борту резко отрицательная. Как вдруг меня осеняет, что я должен заехать на родник и набрать воды в пустые пятилитровые бутылки, лежащие в багажнике, откуда они там взялись, я не имею ни малейшего понятия, но в том, что они там, в количестве пяти штук, нет сомнений. Подъехав к месту, где необходимо оставить машину, перед тем как идти на родник, я благополучно паркуюсь, нахожу вышеупомянутые бутылки в багажнике, беру все пять и иду по тропинке в направлении небольшого леса, в котором и находится родник. Лес, кстати, по какой-то причине называется «Кошкин лес», хотелось бы верить, что за этим названием стоит какая-нибудь очень интересная история, которая произошла задолго до появления интернета, и по этой причине о ней мало кому известно. Наверняка, есть бабушки и дедушки, которые узнали эту историю от своих бабушек и дедушек, но не могут ее передать своим внукам, потому что у внуков есть куча более интересной информации из всемирной сети, так что история про «Кошкин лес» на их фоне выглядит очень тускло. Куда там кошкам тягаться с Трампом и его новым статусом, а тем более с нашим премьером и его непревзойдёнными советами незащищенным слоям населения (Вы держитесь там, всего хорошего…). Как только тропинка входит в лес, вдоль нее можно увидеть импровизированные прилавки людей, торгующих всяким барахлом, которое дома, видимо, без надобности, ну или в деньгах есть бОльшая необходимость, нежели в этом «старье». Прилавки являют собой одеяла и покрывала, лежащие на снегу, на которых и разложен весь ассортимент продукции. Если здесь нельзя чего-то найти, то вряд ли это существует где-нибудь на планете земля. Старые стационарные телефоны, будильники, уже не раз использованные наборы ножей, тщательно замаскированные под новые - скатерти, огромные кучи электронных приборов, от кулеров с видеокарт до сотовых телефонов с разбитыми экранами, шахматы, детские игрушки, носки и много-много всего остального до 500 рублей. Это было воскресенье, покупателей было столько, что приходилось с трудом протискиваться между людей, не смотря на то, что тропинка в местах торговли была довольна широкая. Основная проблема заключалась в том, что когда человек, заинтересовавшийся какой либо, необходимой для него вещью на «прилавке» останавливался и завязывал разговор с торговцем, то его приходилось обходить по противоположной от места торговли стороне, а в случае если это происходило одновременно по обеим сторонам «дороги», то все люди вливались в узкую воронку, образовавшуюся между двумя покупателями. Из-за этого и возникали сложности с преодолением расстояния до моей конечной точки назначения - родника. Следующие несколько десятков метров рынка я провел в размышлениях по оптимизации рабочего пространства и в попытках реструктурировать у себя в голове расположение торговцев для более безопасного и удобного прохождения этого «торгового центра» случайными прохожими вроде меня. Уже почти пройдя рынок, я услышал, как меня окликнули справа: -Молодой человек, я знаю, что вам нужно. – Повернув голову, я увидел мужчину лет 50-55, одетого, если позволите, в советском стиле. Наверняка все хоть раз смотрели фильмы, показывающие наше беззаботное советское прошлое, так вот там все мужчины, как в прочем и женщины, были примерно одинаково безлико одеты во что-то не слишком выделяющееся из общей массы. Если бы этого мужчину снимать в массовке такого кино, он без труда смешается с толпой, и не будет вызывать ненависть у любителей сия кинокартин из-за несоответствия той действительности относительно внешнего вида. Его прилавок был последним на рынке, даже немного поодаль от всех остальных торговцев. На выцветшем покрывале бледно красного цвета лежали всякие электронные приборы не первой свежести, в некоторых из них я узнавал знакомые мне вещи из прошлого, например радио в цвете черное серебро с двумя широкими «крутилками», одна для звука, другая для поиска волны вещания. -Сомневаюсь. – буркнул я, потому что он вырвал меня из мыслей по оптимизации рынка, перед самой кульминацией, но шаг все же замедлил. -Да! Это определенно вам очень пригодится. – Немного обрадовавшись, воскликнул он и протянул мне коробочку из желто-белого старого пластика с приделанной телескопической антенной сбоку. Размер коробочки был не больше десяти сантиметров в длину и чуть меньше в ширину, толщиной не больше двух пальцев. -И что же это такое? – Спросил я, ожидая услышать очередной нелепый развод с предложением купить. -Это «универсальный декодер» сокращенно УД, он поможет вам всегда быть правильно понятым, вернее, он делает так, что ваша речь всегда будет правильно понята вашим собеседником. – Выпалил он на одном дыхании. -Тогда у меня для вас скверные новости, он не работает, ведь я вас совершенно не понимаю. - Сказал я, улыбаясь и, как бы, подначивая его, но совершенно без желания обидеть этого приятного мужичка. -Он полностью исправен, просто выключен, я знаю это точно, ведь я сам его изобрел. – С милой обидой ребенка, заявил мне продавец. Мне даже показалось, что он надул губы, но разглядеть я толком не успел. -Вы его изобрели? -Да! Это моя гордость! Правда… Правда о моем устройстве мало кто знает… В восемьдесят восьмом году расформировали мой НИИ, а нас всех выкинули на улицу, сказали ждать нового назначения. Я успел забрать все необходимые чертежи и исследования по этому прибору и продолжил работу по нему у себя в гараже… - Он говорил с очень грустным голосом, ни один циник на свете не смог бы прервать его рассказ, не смог и я. Он рассказал, как неделя сменялась неделей, месяц месяцем, нового назначения так и не поступало, а потом, показали балет «Лебединое озеро» по телевизору, и СССР прекратил свое существование. К тому моменту, потеряв всякую надежду на новое назначение, советский инженер решил во чтобы то ни стало закончить свое устройство. Проводя в гараже дни и ночи напролет, он не замечал всей остальной жизни. Когда прибор был готов, радости ученого не было предела, он немедленно хотел рассказать об этом всему миру, но, к своему величайшему удивлению, обнаружил, что на дворе 2007 год и все вокруг так сильно изменилось, что казалось ему совершенно чужим и незнакомым. Так же как и его жена и двое, уже взрослых, дочерей стали ему чужими и незнакомыми. В основной своей массе его повествование было совершенно лишено эмоций, и, хоть он и говорил очень жалостливые вещи, жалости он, почему-то, не вызывал. Он замолчал. Я еще долго не решался открыть рот, переваривая информацию, которая заполнила всю мою голову без остатка. -Так и что же делает ваш прибор? – Наконец спросил я. -Вы его включаете вот тут – он показал на серебристый металлический тумблер по типу выключателя – и все что вы говорите, доходит вашему собеседнику без призмы его мышлений или суждений, он слышит только то, что вы хотите ему сказать, не смешивая со своими мыслями или со своим опытом. Если выражаться проще, это универсальный декодер, который позволяет вам донести все, что вы думаете, именно так как вы думаете, и с тем смыслом, который вы вкладываете в свои слова. Молодой человек, человеческая речь линейна, мы не можем передавать весь смысл и всю глубину наших чувств и эмоций с помощью слов, а этот предмет позволит вам передавать информацию системно, и человек, который вас будет слушать, не только услышит вас, но и прекрасно поймет, что вы имеете ввиду и зачем вы все это говорите. – ученый несколько помедлил – А еще он легко помещается в карман и работает на солнечных батареях, так что вам не придется тратить деньги на энергию для него. – Добавил ученый, как будто базовых функций ему показалось недостаточно. -Сколь он стоит? – Спросил я. Одна моя часть не верила ни единому слову этого человека, но желала ему помочь материально, хотя бы за столь увлекательную историю, а другая боялась, что первая окажется не права, и это действительно ученый, и прибор правда работает. -Четыреста не много? – с большим волнением спросил инженер. -Вполне – Я достал из кармана пятьсот рублей одной бумажкой и протянул их ученому. -Простите, у меня не будет сдачи – Как бы извиняясь молвил изобретатель. -Сдачи не нужно, спасибо! Он протянул мне эту коробочку, для своих размеров она оказалась довольна тяжелая, я положил ее в боковой карман пальто, который тут же оттянулся. -Всего вам доброго! – искренне улыбнулся мужчина и зачем-то отвернулся в другую от меня сторону. -Всех благ… - С сомнением в голосе сказал я. С пятью пустыми бутылками и странным предметом в кармане пальто я побрел обратно, совершенно позабыв про цель своего визита в «кошкин лес». Теперь мои мысли были полнейшей кашей: прибор, несправедливость власти, ученый и почему все так, смешалось в одну кучу и не давало мне сосредоточиться на чем-то отдельном. На выходе из рынка я полез в карман, чтобы достать прибор и поближе его рассмотреть, и не обнаружил его. Украли! Я не мог его выронить, карманы пальто очень глубокие. Его украли! Мне стало жутко неприятно внутри, испуг вперемешку со злостью начали выедать меня изнутри. И тут я проснулся… Серега уже сидел за ноутбуком в наушниках. Он снял один наушник и обернулся на меня: -Ты чего? -Опять спал как в кинотеатре, очень яркий сон -Ясно. – Сухо ответил он и вставил наушник обратно в одно из своих технологических отверстий. Я лежал, смотрел в потолок и думал про это устройство. А ведь действительно может быть есть советский инженер, который уже давно изобрел универсальный декодер, и этот прибор сейчас пылится у него в куче проводов и микросхем за ненадобностью. Но это не точно… .
Вс 19 Февраль 2017 12:10
История уведена с just-story.ru.
NetLan.ru жив уже 14 лет 300 дней 6 часов 21 минута
СМК NetLan (Nettlesome Landloper) — некоммерческий интернет-ресурс.
Весь данный интернет-ресурс и всё созданное или размещённое на нём используется в личных целях.