Художник медленно отступал к краю пропасти. Враги сомкнулись вокруг него, оставив единственный выход – прыжок в бездну. «Надежда на лучшее», как и полагается сантиментам в такие минуты, уехала в бессрочный отпуск, а рассудок лихорадочно искал выход из положения, не забывая шпынять хозяина: «Все, блядь! Доигрался! Гений великий! Моцарт, ебать тебя в рот, Алигьери!» Художник всматривался в лица врагов и видел в них своих бывших друзей. Тех, с чьей подачи он и стал художником. Они-то и привели его к обрыву. «Там ты расправишь крылья своего таланта!» - говорили они. Сейчас «друзья» ехидно улыбались, своими гнилыми зубами, и им не терпелось отправить его в последний «творческий полет». Отчаяние уже не подступало к горлу, оно там прописалось, ознаменовав это короткой репликой – «Тебе пиздец.» Неподалеку от места событий стоял большой величественный дом. Художник хорошо знал его хозяина и когда дело запахло жаренным договорился прошмыгнуть к нему в окно и уйти по подземному лазу. Но он и не предполагал, что в ответственный момент, вместо спасения, его будут ждать заколоченные ставни. Тем временем, Художник отступал, и до обрыва оставались считанные шаги. Откуда-то ему на ум пришли отрывки жизнеутверждающих песен, но истина была проста – никто так и не написал о безвыходном положении и способе из него выйти, потому что писать было некому, на то оно и безвыходное. И вот Художник уже стоит на краю, спиной к пропасти. Вокруг него, на сколько хватало взгляда, была орда отвратительных тварей. Одна из них, вышла на шаг из строя и подняла вверх руку, чтобы приостановить шествие и обратить на себя внимание. Ей хотелось высказаться.
- Как вы все знаете, мы собрались здесь не просто так! Виновником тожества стал по истине великий творец, как он сам себя называет – ГЕНИЙ! Но он кое-что не учел. Настоящих гениев признают только после смерти. Так поможем ему!
Толпа взорвалась одобряющим криком и гогот разлетелся вокруг на десятки километров. Многие стали прыгать от радости и подбрасывать в воздух что попало. Явно довольный собой, оратор повернулся к герою.
- Сам видишь, Художник, чего хочет большинство. Не мне тебе объяснять правила игры. Не принуждай нас к насилию. Ты знаешь, что должен сделать.
- Но я действительно гений! Я настоящий! Настоящий! – кричал художник. Почему вы не верите мне? Что я вам сделал!?
Тем временем мысли Художника были хаотичны. Рассудок же предательски выдавал только междометия, а в перерыве однообразно матерился.
- Честно? Ты хочешь узнать почему все так сложилось? Сказать ему, ребята? – обратился оратор к толпе.
- Да! Да! Скажи ему почему! Давай!
- Хорошо, я дам тебе ответ. На самом деле все очень просто. Настоящий гений никогда не окажется в твоем положении. Он же гений! Понимаешь? Все проблемы, возникающие перед гением, так же просто и гениально им решаются. А что ты? Ты загнан в угол. У тебя нет выхода и уже совсем скоро ты отправишься к своей возлюбленной – вечности. Так что в какой-то степени можешь даже быть благодарен, за такую возможность.
- Но это вы загнали меня! Вы! – исступленно кричал Художник. – Почему? Кто вы такие?
- Ооо… Мы те самые безвольные овощи, о которых ты писал свои гениальные памфлеты. Мы та самая серая масса, за счет которой ты хотел выехать. Неужели ты думал, что можно содрать с нас кожу, запихать в этот «лаваш» наши собственные кишки, приправить это рефлексией и втюхать НАМ ЖЕ, блядь, эту шаверму? Ты что охуел, дядя?
Толпа восторженно ликовала. Особенно смелые, стали выпрыгивать из первых рядов и показывать Художнику сгнившие языки. Кто-то сотрясал воздух кулаками. Не в силах больше выносить этого зрелища, Художник в отчаянии закрыл глаза. И вдруг. Его лицо стало спокойным. Сгорбленная спина выпрямилась, а плечи расправились. Кажется, он что-то понял.
- Так вас же не существует. – сказал Художник с улыбкой.
В воздухе повисла тишина. Твари начали переглядываться и пихать друг друга в бок. Оратор попытался скрыться, но его вытолкали обратно, чтобы он дал ответ.
- Как это, не существует? Ты стоишь на краю обрыва и, если уж чего-то не существует в этом мире, так это твоих шансов на спасение! – прокричал оратор.
От его слов к тварям вернулось присутствие духа, и они вновь стали радоваться.
- Так вот запросто не существует. Я же Художник! Как я мог забыть? Я сам создаю этот мир и вас всех вместе с ним. А захочу, так перестану создавать.
- Об этом-то я и говорил, Художник. Нихуя ты не гений. Ты не смог спастись по законам тобою же созданного художественного мира и решил изменить сами законы. Это не интересно.
- Еще как интересно! – ответил Художник. В этот момент на оратора приземлилась тяжелая наковальня. В последнюю секунду он успел убрать голову, но его тело оказалось придавленным.
- Ах ты сука. Оставил голову целой, чтобы дать мне возможность сказать последнее, тобою написанное слово? – вопросительно прохрипела тварь.
- Именно так.
Оратор прочистил горло и взял небольшую паузу. Его лицо выражало тоску и боль.
- О, великий гений! Мы недооценили твою силу и твой интеллект! Мы вздумали, что вправе судить богов, но забыли кому обязаны жизнью…
После этих слов, голова твари задергалась в предсмертных конвульсиях и испустила дух. Остальные начали в ужасе разбегаться прочь от страшного зрелища, но Художника уже было не унять.
- Вы куда, пидарасы? Я с вами еще не закончил! – бросил Художник им в след и в ту же секунду с неба стали падать чугунные телевизоры и смартфоны из гранита, размером с надгробную плиту. Твари ложились штабелями под огромной тяжестью любимых предметов и каждая из них, перед смертью шептала – Спасибо, Художник.
Тем временем, наш герой шел прочь от пропасти. На его лице сияла улыбка, а вокруг, на сколько хватало взгляда, корчились от боли поверженные враги. Но ему уже было не до этого. Художник держал путь к горизонту, где за «каплями» дождя виднелось заходящее солнце.
Сб 17 Февраль 2018 22:27
История уведена с just-story.ru.
NetLan.ru жив уже 14 лет 184 дня 2 часа 1 минута 47 секунд
СМК NetLan (Nettlesome Landloper) — некоммерческий интернет-ресурс.
Весь данный интернет-ресурс и всё созданное или размещённое на нём используется в личных целях.