Гадина.

Мне 30, а я только недавно начала смотреть культовый сериал «Теория большого взрыва». Смотрим с парнем, наслаждаемся, первые три сезона зашли на ура.
А вот после нескольких серий четвертого я ушла в себя и забросила это дело. Парень долго не понимал, в чем дело, пока я не рассказала ему эту историю. А заодно и вам поведаю о том, какими бывают друзья.
В сериале появилась Эми – очень умная, но асоциальная и не блещущая красотой девушка, которая постоянно ставит окружающих в неудобное положение, выпячивает свои мнимые достоинства и считает себя лучше других. Сначала я не поняла своей дикой антипатии к ней, а потом вспомнила Женю (назовём её так), которая перевелась к нам в группу на третьем курсе университета. У нас была замечательная группа, все 23 человека между собой общались вполне тепло и дружелюбно, помогали друг другу. И тут появилась она.
Вылитая героиня ТБВ по характеру, она была чем-то похожа на меня внешне (обе темноволосые, среднего роста, стройные), но и только. Гонор, замашки первой ученицы-стукачки и ЧСВ сделали своё дело. Она устраивала скандалы, если узнавала, что кто-то ходил в кино без неё, что её не позвали на вечеринку и прочая. Я одна с ней общалась, остальные – только через меня. Ребята смеялись, как меня угораздило подружиться с «этой». А мне было жаль её. Я один раз видела травлю в школе и пообещала себе, что буду поддерживать таких «отщепенцев». Да и на фоне девочек из группы, стремившихся выглядеть максимально ярко, я была не то чтобы серой мышью, но близко, в этом мы сходились.
Но курсу к четвертому я стала замечать отсутствие мужского внимания к себе и решила сменить имидж. Покрасилась в рыжий, выкинула дурацкие кроссовки и бесформенные рубахи, купила стильные туфли и кеды, подобрала к ним одежду. Женя повторила мой опыт с волосами, а одежду сменить не смогла. Стипендия у нас была мизерная, но она жила в общаге без поддержки, а я с мамой, которая мне помогала. Одногруппники горячо меня поддержали и похвалили перемены, я была окрылена. Над Женей по-прежнему посмеивались или игнорировали её, когда она начинала занудствовать или обижаться на весь свет. Я себе такого не позволяла и других старалась сдерживать, но совсем заткнуть ребятам рты я не могла. Тем более что насмешки были справедливы – по поводу гонора и завышенного ЧСВ. «Завидую я тебе, Юлька, - говорила мне Женя, - вот мы вроде похожи, но к тебе все тянутся, общаются. А я одна».
А потом пошла череда странных событий.
Новый год мы отмечали дома у Нины всей группой. Её родители уехали за границу и оставили дочь с бабушкой в четырёхкомнатной квартире, нам разрешили отпраздновать при условии чистоты и «чтобы без жалоб от соседей!». Ближе к утру мы, попив кофе, все вместе быстро прибрали квартиру под руководством бабушки Нины, Веры Михайловны, и ушли. А спустя несколько часов меня разбудил звонок от Веры. У её бабушки пропало дорогое кольцо, которое она сняла, чтобы помочь с посудой. Вера умоляла просто вернуть кольцо, обещала не подавать заявления. А потом посыпались смс от ребят – все были под подозрением. Но пропажу нашли лишь спустя 5 месяцев.
Начался последний семестр. В одни из выходных мы решили группой поехать на лыжную базу, покататься по уже мартовскому снегу. Бежали по лесу цепью, впереди – Маша, красавица, умница и потрясающий волейболист. Следом я, за мной Женя. Догнав Машу, я шутливо потребовала лыжню, Маша быстро пропустила меня, но вдруг свалилась прямо мне под ноги. И левой лыжей я проехала прямо по пальцам её правой руки. Я до сих пор помню её дикий вопль, крики Жени «Юль, ты что, ты ей пальцы сломала!», и как ребята буквально несли на себе Машу до базы. Она не попала на матч по волейболу, который был очень важен для её будущего. Я умоляла простить меня, и Маша сказала, что не держит зла, но я видела, как ей больно и обидно. С этого времени мои отношения с одногруппниками стали более прохладными. Зато Женя активно вступалась за меня, ребята стали прислушиваться к ней.
Потеплело, и мы собрались на шашлыки. Скинулись на еду и напитки, распределили, кому что купить, и договорились встретиться завтра у дома Вити, около автовокзала. Женя не поехала. Она как раз познакомилась с парнем, за пару дней до нашей поездки попросила у меня моё любимое зеленое платье на свидание. Я не отказала, она была в восторге. Стоя у меня в прихожей, она крутилась перед зеркалом, а я заметила, что в этом платье она ещё больше похожа на меня. С её лица ушло вечно обиженное выражение, глаза заблестели, даже плечи распрямились.
Через пару недель учеба закончилась, оставалось только сдать сессию и защититься. Мы просиживали дни и ночи над конспектами, вместе ходили в библиотеку при университете. Стас, у которого единственного на тот момент в нашей группе был айфон, привезенный братом отца из Америки, потерял его. Ну как потерял… Ребята пошли за кофе к автомату на первом этаже, телефон он забыл на парте в библиотеке. Когда спохватился, его там не оказалось. Нас как раз пришла выгонять наш куратор, потому что библиотека должна была вот-вот закрыться, ей сказали об инциденте. Стас набрал свой номер и телефон зажужжал… из моей сумки! Я была поражена и не могла сказать ни слова, пока ребята и куратор группы молча стояли и смотрели на меня. Стас забрал телефон и одногруппники ушли, осталась только Женя, которая буквально держала меня, чтобы я не упала. Ей на прощание посоветовали: «да брось ты эту гадину», но она этого не сделала. Довела до дома и с рук на руки передала маме.
На следующий день меня вызвали в деканат и сообщили, что кольцо Вериной бабушки, пропавшее в Новый год, нашли в ломбарде неподалёку от моего дома. Кольцо принес бомж две недели назад. Он сказал в ломбарде, что нашел, а в полиции, когда его наконец разыскали, - что его попросила об этом «девка какая-то. Рыжая такая, в зеленом платье. Больше не помню, пьяный был. Пять тыщ мне отдала за это». На опознании он показал на меня и повторил эти слова.
Мне сказали, что заявление о предумышленной краже не будет подано, но поставили на учет. В универе декан объявила, что мне дадут сдать ГОСы и защититься, чтобы не портить репутацию учебного заведения, но на хорошее отношение я могу больше не рассчитывать. Меня радовали только Женя и мама. Они одни поддерживали меня, захлёбывающуюся слезами, на кухне моей маленькой квартирки.
Сразу после ГОСа меня буквально затащили в пустую аудиторию мои одногруппники. Они не били меня, но было видно, что они еле сдерживаются. «Юля, - говорили они мне, - чего тебе надо было? Денег не хватало? Стас не виноват в том, что у него богатые родители, и Вера тоже. Маше ты вообще руку покалечила, она теперь играть не может. Завистливая мразь». И много ещё чего, я уже не воспринимала окружающую действительность. А потом просто отправили пинком под зад из кабинета «иди на…, тварь».
Я пошла. Шла и думала – за что? Защитила диплом я уже на автомате. Приближался выпускной, группа собиралась в кафе на берегу реки, на летней веранде. Позвали всех, кроме меня. Я пошла туда, чтобы хоть издалека посмотреть на них. Я написала об этом Жене в смс.
Женя возникла передо мной как из-под земли. В новом нарядном платье, с прической и макияжем, она стала вполне симпатичной. Она со слезами на глазах говорила, что никогда меня не бросит, что её саму часто травили и она знает, что это такое, что она понимает меня и верит мне.
А я опять задумалась. Откуда у неё, жившей в общаге на нищенскую стипендию, появились деньги на красивую одежду, сумочку, салон красоты. Да и вообще…
И, пока она обнимала меня, включила диктофон на телефоне.
- Жень, это ведь ты мыла посуду на Новом году у Веры. Ты украла кольцо?
- Что? Ты серьёзно?!
- Но я не ходила на кухню, мы с Ильёй таскали мусор в помойку. И когда Маша упала… она ведь сказала, что её правую ногу вдруг повело, и она упала прямо на лыжню, сама не понимает, как. Ты шла позади меня, ты её толкнула мне под ноги?
Женя молча смотрела на меня, но я словно отрезвела.
- В библиотеке я вышла поговорить с мамой в коридор, а ребята за кофе, ты осталась в зале одна. Это ты тогда положила мне в сумку телефон Стаса. И платье ты у меня попросила как раз когда мы уехали. В нем сдала украденное кольцо, волосы у нас одного цвета. Алкаш запомнил только яркие волосы и яркое платье. Ты отдала ему только часть денег, вот откуда у тебя новые шмотки! Женя, зачем?!
Она не изменилась в лице, но смотрела на меня уже с другой жалостью. Не ко мне.
- Тебе не понять, - взвизгнула она, - ты не знаешь, как это, когда тебя травят просто потому что ты умнее и лучше других! Когда у тебя отнимают и портят вещи, ставят подножки и ненавидят по сути ни за что. Когда у тебя нет друзей! Почему ты позволяла им меня оскорблять и унижать и сама смеялась с ними? Что я тебе сделала?
Я опешила. Я никогда не унижала её, наоборот, всегда заступалась, но она в своих обидах не видела этого в упор. До нас доносилась музыка с летней веранды и радостные вопли «За диплоооом!».
- Я видела, что ты от меня отдаляешься. А мне показалось сначала, что ты такая же, как я! Что ты сможешь меня понять. Да, я украла это дурацкое кольцо! И телефон. И Машу толкнула тоже я. Всё это ради того, чтобы ты не дружила с ними. Я хотела, чтобы был такой же изгой, как я, который стал бы мне другом. Чтобы мы могли быть вместе против тех, кто нас ненавидит. Прости меня! Я знаю, я была неправа, но ведь я твой друг!
- С…ка!!! – я готова была её растерзать. – Ты врёшь. Ты хотела не чтобы Я перестала дружить с ними, а чтобы ОНИ перестали дружить со мной. В итоге ты заняла моё место, а я - твоё. Теперь я изгой, а тебя они приняли. Я этого так не оставлю.
И я пошла к кафе, где пели и веселились мои бывшие друзья. Она вцепилась мне в волосы со спины и зашипела:
- Я тебя придушу, тварь! Ты гадина! Я не дам тебе портить мне жизнь.
Я вырвалась и побежала, она за мной. Возле веранды я заорала во всё горло:
- Ребята, ребят, помогите! Вот, послушайте!
Сначала одногруппники брезгливо морщились, но постепенно до них дошло. Когда запись кончилась, Жени нигде не было. Ребята были в шоке, начали просить у меня прощения за всё. Некоторые девочки даже плакали, особенно Маша. Мне было плевать на обиды, я понимала, что они и подумать не могли иначе, и я простила их, но я была в ярости и хотела отомстить Жене.
Мы сразу отправились в общагу, где на вахте нам сказали, что Женя минут 20 назад выбежала с небольшой сумкой и села в такси. Она оставила все старые вещи, книги и записку «сдохните, твари. Я вас ненавижу». Мы не стали её искать – если она не успела потратить все деньги, вырученные за кольцо, то вполне могла купить себе билет в любую точку страны. Мы вместе вернулись в кафе, где гудели до рассвета. Я была счастлива, что всё это кончилось и я больше не одна.
Ребята потом сообщили обо всём в университет, декан и куратор извинились передо мной и срочно исправили мою характеристику. С учета в полиции меня тоже сняли.
Мы иногда видимся с университетскими друзьями, каждый раз они просят у меня прощения за тот случай. Я пишу и снова переживаю ту боль. Запись нашего с Женей разговора я хранила и переносила с телефона на телефон. И иногда слушала, когда мне казалось, что я к кому-то отношусь несправедливо. Она напоминала мне, что не всегда стоит защищать обиженных, ведь может быть так, что их обижают не зря. Запись окончательно пропала два года назад, когда я уронила свой телефон в бочку с водой на даче, данные восстановить не удалось.
Больше мы о Жене не слышали, но я надеюсь, что когда-нибудь мы встретимся и тогда… я не знаю, что сделаю. Я совсем недолго была на её месте, но я до сих пор не могу понять, почему она так поступила, я ведь всегда была на её стороне. И кто из нас всё-таки гадина.
И, может, теперь я найду в себе силы смотреть на Эми без ужаса =) Сериал ведь классный.
Сб 29 Май 2021 18:09
История уведена с just-story.ru.
NetLan.ru жив уже 15 лет 84 дня 20 часов 29 минут 38 секунд
СМК NetLan (Nettlesome Landloper) — некоммерческий интернет-ресурс.
Весь данный интернет-ресурс и всё созданное или размещённое на нём используется в личных целях.