Когда в пятницу казалось, что проливной дождь будет идти еще целую вечность, небо вдруг очистилось, и даже выглянуло солнце. Потому после работы я решил проигнорировать трамвай и пройтись до дома пешком. На улице была прекрасная погода, запах прошедшего дождя и свежий ветер бодрили после рабочего дня. Я так давно не ходил с работы пешком, что даже удивился, когда свернул на углу с кондитерской и увидел здание родной школы. В душе стало теплее – учиться мне нравилось, а учителя, в основном, были хорошими педагогами. Но в школу я не захаживал очень давно – наш класс встреч выпускников не собирал, многие разъехались. Да и на выпускном произошла такая крупная драка, что с тех пор некоторые и поклялись никогда не видеться. Мне повезло не участвовать в той потасовке, а потому я до сих пор дружил с Мишкой Власовым – моим соседом по парте еще с начальной школы.
Пока я предавался воспоминаниям, сам того не замечая, я остановился недалеко от дверей школы. На них висел большой плакат с черно-белым портретом – даже с такого расстояния я узнал человека на нем. Когда внизу я прочел две даты с дефисом между ними, у меня перехватило дыхание. На фото была моя учительница химии, Алевтина Геннадьевна, которая отдала своему делу 38 лет жизни. На плакате была и подпись – приглашение прийти на вечер памяти Алевтины Геннадьевны. Я вдруг вспомнил случай из 7 класса, о котором не думал уже много лет.
Когда нам только начали преподавать биологию и химию, я был немного напуган. Это казалось мне таким сложным и загадочным, тем более, дома мне было обратиться с этим не к кому – мама была историком, а отец пропадал на работе до позднего вечера. На первый урок химии я шел очень испуганным. И, наверное, химия с биологией так и остались бы для меня ужасными предметами, если не Алевтина Геннадьевна.
Сейчас я понимаю, что она была редким сочетанием профессионализма и справедливости, тогда же я ее побаивался, но уважение браво верх. Как я радовался, когда удавалось получить пятерку, которую она с улыбкой выводила в дневнике ровным крупным почерком! Сам того не осознавая, я полюбил химию сильнее других предметов – даже некогда любимая литература отошла на второй план.
В начале 7 класса отношение ко мне Алевтины Геннадьевны – обычно строгое, но доброжелательное, стало каким-то холодным. Она по-прежнему справедливо оценивала мои ответы, но перемену я все равно чувствовал. Недоумение было велико – я не обсуждал учителей с одноклассниками, не участвовал ни в каких кознях – да и вообще, что могло измениться за лето? А где-то в середине ноября, в начале второй четверти, Алевтина Геннадьевна вдруг стала той же, что и прежде. Словно причина, по которой я вдруг стал ей неприятен, перестала существовать. Это происшествие оставалось для меня загадкой ровно до выпускного в 10 классе.
В тот день наша классная руководительница Анна Сергеевна получила немало букетов от класса, но я отдал свой другому педагогу. Ведь без нее я ни за что бы не поступил в институт химии, который позже мне удалось успешно закончить и остаться в профессии. Букет из 5 крупных георгин – смешение кремового и розового цветов, я подарил Алевтине Геннадьевне. Она приняла букет, а в ее больших серых глазах я заметил слезы. Смущенный, я уже хотел пробормотать извинения и сбежать, когда она придержала меня за локоть.
- Саша, погоди минутку, - Она аккуратно промокнула глаза платком, - позволь мне рассказать тебе одну вещь, а то вдруг уже и не свидимся.
- Конечно, Алевтина Геннадьевна, - я указал на ряд стульев в актовом зале, - пойдемте тогда присядем.
Взяв меня под локоть, она пошла за мной к свободным местам. Опустившись на один из стульев, она посмотрела на букет в руках.
- Мне всегда нравилось преподавать вашему классу, Саша. Особенно нравилось, что вы, как мне казалось, любите мой предмет. Особенно нравилось мне твое рвение – даже не сложных уроках с утра в субботу ты все равно внимательно слушал меня. А потом вдруг летом, после вашего 6 класса, я шла домой, когда увидела тебя, идущим по другой стороне дороги. Ты в руках нес два больших ведра с клубникой, чему я тогда и значения не придала. А потом я зашла на участок, и что же там было! Вся моя созревшая клубника была кем-то собрана. Не осталось ни одной спелой ягоды. И тут то я, прости меня, Саша, подумала на тебя. Ведь ты шел от моего дома с полными ведрами клубники. Я такого никак ожидать не могла, потому и обиделась на тебя.
- Клубнику я нес от бабушки, - спустя столько лет я с трудом вспомнил тот день, - она жила через 3 дома от вас, она тогда первый год, как туда переехала после смерти деда.
- Вот и я узнала об этом только осенью, когда с ней толком познакомилась. Она и упомянула, что ее внук учится в нашей школе и назвала твое имя. Как же мне стало стыдно, Саша! – она вновь посмотрела на меня, - Так стыдно, что столько лет и не говорила тебе. Надеялась, что ты уж позабыл, да вот сама забыть не могла. Решила, что сегодня сказать уж точно должна.
Разумеется, я не мог держать на нее зла – в тот момент я был только рад, что правда о том случае оказалась такой простой. Да и урок я получил отличный – впредь о людях я не спешил судить по странным поступкам, старался проверять дважды.
Алевтина Геннадьевна. Человек, без которого я не получил бы свою любимую профессию, одна из лучших наставников, что были у меня. Последний раз я видел ее около года назад, когда приходил в гости вместе с Мишкой. Жаль, что больше свидеться на удалось. Я вновь посмотрел на плакат, вынырнув из воспоминаний. Вечер должен был состояться в субботу, завтра, в 19 часов. Я достал телефон, чтобы сообщить жене, что завтрашний поход в кино придется перенести на воскресенье.
И пошел покупать георгины.
Чт 27 Май 2021 16:02
История уведена с just-story.ru.
NetLan.ru жив уже 15 лет 94 дня 9 часов 55 минут 54 секунды
СМК NetLan (Nettlesome Landloper) — некоммерческий интернет-ресурс.
Весь данный интернет-ресурс и всё созданное или размещённое на нём используется в личных целях.