Моя первая учительница

жила по соседству. Впрочем, все мы были соседями, потому что деревенька была в 20 дворов. В доме с ней ещё жил отец и её младший брат с женой и двумя детьми.
Хозяйство у них было крепкое. У дома, на противоположной стороне от крытой ограды с хлевами, раскинулся роскошный сад, под яблонями стояли ульи. На задах расположились ухоженные гряды, обнесённые жердями. Жерди так часто и аккуратно громоздились одна на другую, что туда не могли проникнуть не только куры, но и чужой любопытный глаз едва мог что-то разглядеть.
Картошка длинными рядами росла на просторе, подальше от построек. И это мини-поле картофельное по периметру расцветало тяжёлыми головами подсолнухов.
Летними вечерами все принимались за полив огурцов. Огород, видимо, был основной обязанностью Нины Филлиповны в это время. Она тоже носила воду на коромысле. При встрече с ней мы вежливо здоровались; и, хотя она была с нами всегда доброжелательна, мы старались быть от неё на почтительном расстоянии, без лишних вопросов.
Тропинка к колодцу вилась через все гумна по задам дворов. Проходя с вёдрами на коромысле мимо сооружения из жердей за их домом, казалось, что Нина Филипповна работает на огороде в корзине, похожей на ту, в которой летают на воздушном шаре где-то далеко-далеко от нас.

Школа находилась в соседней деревне за полтора километра.
Все ребятишки утром собирались у нас и толпились у порога, пока мимо наших окон не пройдёт учительница. Тогда мы выбегали за ней и, если дорогу замело, шли след в след, гуськом. Она всегда шла первой, протаптывала путь.

К большой перемене техничка варила бесплатный суп. Она заносила полное ведро, ставила на табурет. А Нина Филипповна ходила по рядам, разливая этот суп по чашкам, которые дети однажды принесли из дома каждый для себя. Потом эти чашки техничка мыла и приносила перед обедом снова.

В классе были шашки-пожалуй, Нина Филипповна их приобрела на свои деньги. Она понимала, что покупными развлечениями мы были до удивительного не избалованы. Играли строго по очереди. Как только прозвенел звонок на перемену, игроки бежали в угол и садились на пол перед доской с шашками. Играли в щелчки, шашки разлетались в стороны к коленям наблюдателей. И эта простая игра затягивалась на все перемены. На следующий день обладателями шашек становилась другая парта.
Часто, после уроков, Нина Филипповна читала нам книги. Это было так увлекательно, что мы просили иногда ещё почитать продолжение. Но она говорила, что времени уже много и мы завтра дочитаем. Домой возвращались, обсуждая услышанное.
По четвергам после уроков она доставала из шкафа стопки книг на стол и перекладывала по одной. А мы, окружив её кольцом, выбирали себе читать на неделю дома. Иногда она выбором нашим руководила: "Коля, тебе обязательно нужно прочитать вот эту книжку...Ваня, почему ты ничего не выбрал? Давай помогу..." Обычно, книги прочитывались быстрее, чем за неделю; и мы обменивались ими друг с другом.

Мы вернулись с каникул, а она нам игрушку в класс принесла! Калейдоскоп! Она побывала в Н-Тагиле и оттуда привезла подарок для своих племянников. Но не могла она не показать и нам это чудо. Мы сидели за партами и по очереди крутили забаву, разглядывая в глазок сказочные узоры, пока остальные пели знакомые песни.
В летние каникулы она съездила в Москву. Целый урок чтения она отменила, чтобы рассказать то, что она видела. Особенно много говорила о Третьяковской галерее. Я до сих пор помню её восторг от работ знаменитых художников: "...и платье на ней такое, что кажется, это не картина, а настоящий бархат, все ворсинки видны, потрогать хочется,"-это о княжне Таракановой.
Она открывала нам дверь в неизведанный мир, который существовал за горизонтом деревни.

Зимой Нина Филипповна возвращалась уже тогда, когда вот-вот, ещё минутка-и станет темно. Иногда в этом случае, увидев от своего дома вдалеке идущую одинокую фигурку, мама сочувственно вздыхала: "Ой, бедная Филипьевна, только ещё идёт, всё тетрадки проверяла."

"Филипьевна,"- так взрослые в деревне уважительно звали её. Ей было сорок лет. Она не вышла замуж; весь смысл жизни заключался в работе. Невысокого роста; с волосами, собранными сзади в две косы подковкой; серый пиджак, черная юбка, ботиночки на каблуке-в скромном и деловом образе невозможно было угадать её настроение.


На днях мой муж запутался в числах.
-Я забыл, сколько дней в сентябре?
-А зачем помнить?
-Может по казанкам посчитать?-пошутил он.
-Ещё проще: апиюньсено и особый февраль.
-Что это?
-Нас во втором классе Нина Филлиповна учила: "Апрель, июнь, сентябрь, ноябрь: ап-июнь-се-но. Эти месяцы по тридцать дней".

Стала думать о ней и вдруг меня поразила мысль.
В родной деревне я прожила 13 лет. За эти годы я так слилась с той далёкой страной детства, что помню все овражки, тропинки, колдобинки. Могу рассказать почти о каждом жителе деревни, у кого какие были особенности в характере, привычки, манеры.
Я 4 года вместе с другими ребятишками шла за своей учительницей в школу в любую погоду-она в прямом и переносном смысле вела меня во взрослую жизнь, учила грамоте.
Но я не знаю, какой характер был у Нины Филипповны.
Она была Учителем.
Чт 27 Май 2021 16:01
История уведена с just-story.ru.
NetLan.ru жив уже 15 лет 84 дня 21 час 1 минута 33 секунды
СМК NetLan (Nettlesome Landloper) — некоммерческий интернет-ресурс.
Весь данный интернет-ресурс и всё созданное или размещённое на нём используется в личных целях.